Кредиты
18.02.2009

Cлужба спасения для "тонущих" банков

Cанация кого-то спасает, кого-то хоронит. НБЖ попытался выяснить, как осуществляется естественный отбор в России эпохи кризиса.

 

"Банк попал под санацию". Это сообщение каждый раз вызывает у одних участников рынка оторопь и страх, у других – острое любопытство.

Возможно, потому, что санация стойко воспринимается как своего рода Дантов ад, откуда никто не возвращается, и ранее жизнеспособные банки там превращаются вживых призраков, оплакивающих свое былое счастье. Имена тех, кто оказался в незавидной роли "санируемых", до сих пор на слуху. А в недалеком будущем их список может еще расшириться.

На март-апрель эксперты пророчат вторую волну банковских банкротств, а это значит, что у главного нашего санатора в лице АСВ работы прибавится. Вот только сможет ли агентство "переварить" новый вал проблемных банков? И сможет ли санация уберечь банковский рынок от другой чрезвычайной ситуации – паники вкладчиков и бегства капиталов из всех без исключения финансово-кредитных структур?

По четкой схеме

Первые рухнувшие банки спасали госкорпорации, и явно не по собственной воле. По меткому замечанию экс-зампреда ЦБ РФ Сергея Алексашенко, была получена разнарядка от государства, и вопрос, зачем и почему, в принципе не ставился. Партия сказала: "Надо" – комсомол ответил: "Есть". Единого понятного и действенного механизма финансового оздоровления проблемных организаций тогда не было, и частные инвесторы за редким исключением пред почитали не рисковать.

С принятием 27 октября 2008 года закона "О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года" АСВ наделили новыми функциями. Агентство получило право принимать предупредительные меры для предотвращения банкротств, а именно оказывать финансовую помощь инвестору проблемного банка, организовывать торги по продаже имущества для погашения его обязательств, исполнять обязанности временной администрации и т.д. Тогда-то процедура санации обрела вполне конкретные очертания.

Сейчас процесс спасения "утопающего" банка реализуется обычно по следующей схеме. Собственник проблемной кредитной организации обращается в территориальное (в случае с региональными структурами) или головное управление ЦБ РФ. Там, зачастую при участии местных властей, подтверждают социальную значимость банка. В АСВ направляется предложение об участии в пред упреждении банкротства. Агентство либо дает согласие на проведение санационных мероприятий, либо по определенным причинам (о которых будет рассказано ниже) отклоняет данное предложение. Во втором случае вряд ли стоит подробно "расписывать" дальнейшее развитие ситуации: банк лишается лицензии и приказывает долго жить оставшимся участникам рынка. А в первом АСВ разрабатывает план финансового оздоровления проблемной организации, который утверждается ЦБ.

После этого начинаются активные действия: группа экспертов АСВ и Центробанка выезжает "на место" и проводит экспресс-анализ финансового состояния банка, одновременно с этим ведется поиск потенциальных инвесторов и переговоры с ними. За тем составляется отчет по результатам проверки и формулируются конкурсные условия. Далее начинает реализовываться одна из трех возможных схем. Первый вариант – находится инвестор, готовый санировать банк целиком. Заключается трехстороннее соглашение, инвестор выкупает акции у бывшего собственника (обычно за символическую плату), получает от АСВ финансовую помощь, которую впоследствии использует для оздоровления проблемного актива. При этом агентство продолжает контролировать ситуацию, что называется, в режиме реального времени, и инвестор должен еженедельно отчитываться перед регулятором в своих действиях по оздоровлению.

Второй вариант – частичная сана ция, то есть передача части активов и обязательств перед вкладчиками в другую финансово устойчивую организацию. Схема реализуется, если ни один инвестор не рискует взять на себя банк целиком со всеми его "скелетами в шкафу". Третий вариант – АСВ приходит к выводу, что кредитную организацию "проще убить, чем прокормить": размеры "дыр" в ее балансе в разы превышают оставшиеся активы. Тогда агентство отказывается от проведения санации, и у проблемной организации отзывается лицензия.

КСТАТИ

Банки будут заинтересованы в сокращении цепочки собственников, так как слишком сложная структура может на сторожить потенциальных инвесторов, считает Михаил Сухов, директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России.

Кто получает путевку в жизнь

Один из тонких и неоднозначных моментов в процессе проведения санации – метод отбора банков, достойных спасения. В законе точных цифровых указаний на этот счет нет, что и дало повод для разговоров о субъективности."Процедура отбора непрозрачная, принципы принятия решений неизвестны. Но я незнаю ни одного крупного банка, столкнувшегося с проблемами, который не был бы спасен. Значит, критерий единственный: финансово-кредитная организация должна быть крупной, – рассуждает Сергей Алексашенко. – Вклады физических лиц спасут в любом случае. А вот если юридическое лицо держит деньги в банке, занимающем898-е место, есть точная гарантия: спасать не будут". В АСВ утверждают, что главный критерий – социально-экономическая значимость банка. Во-первых, объем вкладов населения должен быть не менее 1-1,5 млрд. рублей. Хотя здесь прежде всего учитываются качественные, а не количественные характеристики и применяется индивидуальный подход: если в конкретном регионе портфель банка по вкладам, скажем, в 600 млн. рублей считается значительным, его могут санировать. Во-вторых, важен объем кредитования банком реального сек тора экономики. Если в процессе проверки выяснится, что кредиты в основном выдавались аффилированным структурам, экономически значимой организацию считать не будут. Иногда признать банк социально значимым помогали местные власти. Известен случай с екатеринбургским "Банком24.ру". Его бывшие акционеры после завершения сделки с Пробизнесбанком признали: "регионала" спасло вмешательство полпреда президента в Уральском федеральном округе Петра Латышева. До письма из полпредства, направленного регуляторам финансового рынка, "Банк24.ру" считали слишком незначительным.

АКЦЕНТ

Говорят, что иностранные инвесторы проявляют активный интерес к покупке проблемных российских банков, правда, готовы вкладывать средства только в кредитно-финансовые учреждения из "топ-30".

Это сладкое слово – инвестор

Справедливости ради стоит отметить, что не все "падающие"банки мечтают о санации. В некоторых случаях можно услышать заявления типа "не доставайся же никому" или "лучше смерть, чем сдача на милость АСВ". Понятно, что произносят эти фразы обычно акционеры проблемных финансовых организаций, и понятно, что таких "отказников" на рынке подавляющее меньшинство. Гораздо чаще, как признаются в АСВ и ЦБ, "старые" акционеры рады сбыть с рук "прогоревший"актив. Даже при условии, что плата за него будет символической (например, составит 5000 рублей, как в случае со Связь-Банком, или 100 рублей, как в случае с КИТ Финансом).

И даже если никаких денег им не дадут в принципе, а просто отпустят на все четыре стороны. Таких акционеров можно понять: их ведь избавляют не только от актива, переставшего приносить прибыль, но и от весьма серьезных проблем с клиентами банка. С ними после санации придется разбираться новому собственнику. Что делает очень интересным ответ на вопрос: зачем кому-то в нынешней непростой ситуации покупать "падающие" банки? Какие выгоды можно извлечь из приобретения актива с "дырами" в балансе? Чаще всего приводят две причины. Одну из них можно назвать идеологически романтической: в банковской сфере, как утверждают некоторые эксперты, существует "чувство локтя". Кредитные организации боятся своим без действием способствовать коллапсу банковской системы и не хотят жить по принципу "умри ты сегодня, а я завтра". При этом сторонники такого взгляда на жизнь ссылаются на события октября прошлого года, когда проблемы с оттоком вкладов из малых и средних банков плавно "пере росли" в проблемы для сектора в целом.

Кто может гарантировать, что массовое банкротство сравнительно небольших участников рынка не при ведет в итоге к краху крупных финансово-кредитных структур? Второй довод в пользу участия в санации выглядит еще более практичным. Расходы на создание филиальной сети "с нуля" оказываются выше, чем затраты на санационные мероприятия. Поэтому-то в основном и спасают банки с развитой филиальной сетью. Немаловажный фактор также – наращивание клиентской базы. К примеру, в ФК "Открытие" при обретение Русского Банка Развития объясняют желанием начать развивать банковский розничный бизнес: РБР, как розничный банк с обширной филиальной сетью, под эти требования вполне подходил. Можно назвать и еще один существенный момент: для потенциального инвестора было важно, когда именно у кредитной организации начались проблемы с ликвидностью – ведь чем дольше банк не проводит платежи, тем сложнее потом восстановить доверие клиентов и вкладчиков. И здесь все сложилось: сообщения о задержках платежей РБР появились всего за несколько дней до принятия решения о сделке.

У Бинбанка, по словам старшего вице-президента Кирилла Любенцова, давно был интерес к Башкирии. В регионе действовал филиал кредитной организации, но объемы бизнеса руководство банка не устраивали. Рассматривалось несколько потенциально интересных вариантов для санации. В итоге выбор остановили на Башинвестбанке: количественные показатели организации – объем вкладов физлиц в 2 млрд. рублей, около 20 тыс. частных клиентов, 10 точек продаж – Бинбанк удовлетворили. Впрочем, одного желания для участия в санационных мероприятиях мало. Потенциальный инвестор отправляет в АСВ заявку о заинтересованности, после чего агентство тщательно изучает и полученный документ, и самого кандидата. Чтобы получить одобрение регулятора, нужно удовлетворять как минимум трем требованиям: быть финансово устойчивой структурой, иметь положительную репутацию на рынке и быть значительно крупнее проблемно го банка. Интересно, что выступать в роли санатора может не только банк или финансовая корпорация. Случай с банком "Союз", где роль спасителя сыграла компания "Газфинанс", это доказал.

Нет противопоказаний и по происхождению потенциального инвестора: финансовую поддержку российскому банку вполне может оказать иностранная структура. Правда, таких прецедентов пока не было. По мнению предправления ЮниКредит Банка Михаила Алексеева, для крупной кредит ной организации перспективы участия в процессе санации весьма сомнительны. Прежде всего потому, что большая часть получаемого наследства – долги санируемого банка, а в текущей ситуации можно по разумной цене приобрести "здоровый" банк, без проблемного багажа. Не планируют принимать участие в финансовом оздоровлении и Ситибанк.

"Стандартная стратегия иностранных банков в России, как и во многих других странах, – развитие органическим путем, – объясняет вице-президент банка Наталья Николаева. -Приобретение, а тем более санация – весьма затратное мероприятие, в частности, к процессу придется привлекать внешних эскпертов – юристов, аудиторов". Вот кто действительно не будет рассматриваться в качестве санатора, так это менеджеры и собственники самого проблемного банка. Если на банк претендует несколько инвесторов, АСВ организует тендер.

"Конкурс проводится в закрытом режиме: потенциальные санаторы подают заявки в запечатанных конвертах. Все происходит очень быстро, в задержках не заинтересован никто. Конверты раскрывают, по нескольким основным показателям сравнивают предложения и определяют победителя, – рассказывает предправления НРБ Аркадий Колодкин. – Помимо "Электроники" мы участвовали в тендере на "Московский капитал". В этом случае наши предложения были гораздо более осторожными, чем предложения банка победителя конкурса".

 

АКЦЕНТ

Регуляторы финансового рынка утверждают, что быстро найти для проблемного банка нового владельца возможно в том случае, если прежние хозяева сотрудничают с АСВ. В частности, помогают привести в порядок плохие активы.

 

Источник: Национальный Банковский Журнал

«Кредит Банк 24»
© 2008 — 2018
p